Почему я не верю в алкоголизм?

Казалось бы, странный вопрос. Но не все так просто. Опыт дает основания полагать, что употребляемое нами понятие алкоголизма очень неоднородно. Речь скорее всего идет о нескольких болезнях разной природы…

Казалось бы, странный вопрос. Но не все так просто. Опыт дает основания полагать, что употребляемое нами понятие алкоголизма очень неоднородно. Речь скорее всего идет о нескольких болезнях разной природы. Общее между ними – признаки алкогольной зависимости. Различное – ее происхождение и проявления. Раз это так, то и лечение при разных болезненных проявлениях должно отличаться хотя бы немного.

Приведу пример. Повышенная температура может быть при сотнях заболеваний. Можно, конечно, во всех случаях пытаться сбить ее жаропонижающими таблетками. Но применяя такой подход с лечением «под одну гребенку», мы не поможем подавляющему большинству больных, а некоторых и вовсе доведем до инвалидности, если не до смерти.

Но мы поможем почти всем, если будем лечить тем, что нужно конкретному человеку. Одному будет нужна хирургическая операция, другому – помощь стоматолога, третьему – инфекционист и антибиотики. Точно так же обстоят дела и со спиртным.

Какие «виды» алкоголизма можно выявить даже при не самом тщательном изучении? Их три.

1. Наследственный («генетический») алкоголизм.

У алкоголизма подтверждено наличие генетической передачи от предков к потомкам. С помощью самых точных медицинских методов (изучения близнецов и приемных детей) было доказано, что генетический фактор может свести на нет самые благоприятные условия воспитания и жизни человека. Это – те случаи, когда мы удивляемся, почему вдруг человек начинает стремительно спиваться «на ровном месте», его не в силах остановить никакие «подшивки» и «кодирования», а последствия бывают просто катастрофическими.

Наличие любой наследственной отягощенности алкоголизмом требует строгой и пожизненной профилактики еще до того, когда человек познакомится со спиртными напитками. Если алкоголизм развился, он требует активного пожизненного лечения и реабилитации. Его всегда труднее и дольше лечить. Если вы сторонник нетрадиционных методов лечения, помните: гены сильнее любых «порч» и проклятий» и не устраняются магическими процедурами.

2. Психопатологический алкоголизм.

Алкогольная зависимость очень часто выступает как единственный признак уже имеющегося психического расстройства (психопатии, депрессии, шизофрении и других). Это подтверждается множеством примеров. Допустим, мы уверены, что крепко «подшили» или «закодировали» человека. Он действительно перестает пить. На этом успокаиваемся. Затем удивляемся, когда он становится необычно и постоянно печальным или мы напрямую сталкиваемся с бредом и галлюцинациями. Сейчас специалисту достаточно легко при обследовании человека выявить у него наличие психического расстройства. Это можно сделать, даже исследовав алкогольное поведение пациента: для чего, что и как он пьет, с каким ритмом, каков он в опьянении и при лишении спиртного.

Этот вид алкоголизма при правильной диагностике достаточно неплохо поддается лечению. Но оно должно быть правильно подобранным, регулярным и достаточно длительным. То есть часто алкоголизм маскирует собой другое психическое расстройство, которое выявляется при неправильном лечении и порой гораздо страшнее самого алкоголизма.

3. Алкоголизм как образ жизни («средовой» алкоголизм).

Здесь алкогольная зависимость – это проявление разрушительного образа жизни, его итог. Но это – образ жизни не отдельного человека, а системы более высокого порядка. В первую очередь – семьи. И активную роль в развитии алкоголизма принимают близкие пациента. Их принято называть созависимыми.

В отличие от наследственного и психопатологического вариантов болезни, которые обычно быстро приводят к формированию алкоголизма, алкоголизм как образ жизни может годами и десятилетиями задерживаться на этапах пьянства. Поэтому, с одной стороны, его прогноз не такой страшный, он неплохо поддается лечению. Но возможность его правильно провести невелика. Это происходит потому, что от близких пациента требуется активное непосредственное участие в лечебном процессе. Порой оно больше, чем требуется от самого больного. А это обычно вызывает сопротивление близких, нежелание меняться самим, стремление переложить ответственность только на врача и пациента. Если родные осознают важность собственных изменений – нас ожидает успешное лечение.

Поэтому часто настоящая причина алкоголизма находится не в больном, а в его окружающих. И лучше всего здесь помогает «бифокальная терапия» – одновременное лечение и зависимого, и созависимых. Это более затратно по ресурсам и времени, но на порядок более эффективно.

Опубликовано в Без рубрики

Автор: asvfedf

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторское право © 2019 Вики СЛив | Дизайн ThemesDNA.com
top